09.08.2015

АСТАНА. 5 мая. КАЗИНФОРМ – Все слышали, что перед землетрясением животные ведут себя беспокойно – змеи выползают из нор, сбившиеся в стада джейраны куда-то убегают, исчезают пауки и тарантулы…Однако служить надежными предвестниками бедствий они не могут, ведь привыкшие к уюту и людской заботе домашние животные давно потеряли прогностические навыки, а дикая живность, прячась от человека, не позволяет за собой наблюдать, передает Росбалт.

Никто из ученых так и не разгадал «барометрической» тайны диких животных. И только биофизик Виктор Инюшин, создатель и бессменный руководитель НИИ проблем биофизики и биотехнологий Казахского национального университета имени аль-Фараби, заведующий университетской кафедрой биофизики, объяснил этот феномен с помощью своей теории биоплазмы.

Кроме твердого, жидкого и газообразного состояний вещества, существует четвертое – плазма: это заряженные элементарные частицы. Из плазмы состоит, к примеру, огонь или солнечные протуберанцы. Биоплазма, в отличие от огненной плазмы, холодная, ею наполнены живые тела всех растений, животных, микроорганизмов. Она – главное, что отличает живое от неживого.

Планета – тоже живое существо и тоже наполнена плазмой, только ее ученый называет геоплазмой. Так вот, гео- и биоплазма так связаны между собой, что когда в земных недрах накапливаются напряжения, они тотчас распространяются по всей живой плазме. И любой организм выдает сигналы sos накануне бедствия.

Только воспринимать их раньше не умели. Классическая сейсмология связывает землетрясения с геологическими разломами и напряжениями в земной коре. Инюшин доказывает: это вовсе не так, все земные недра связаны между собой через геоплазму. Подобно тому, как болезнь в любом человеческом органе считывается по биологически активным точкам, расположенным на ладонях, ступнях, мочках ушей, грядущее землетрясение где-нибудь в Гватемале выдает сигналы в Алматы.

Каналы геоплазмы внутри земного шара напоминают меридианы биологической активности, проходящие по всей поверхности тела. Врач-рефлексотерапевт узнает о болезни по точкам на теле задолго до ее патологического проявления. Суть биопрогнозирования «болезней» Земли примерно та же – замеры в точках геоактивности по всей поверхности «шарика».

Теория Инюшина подтверждается на практике. Так, в апреле 2004 года ученый гостил в северном Таиланде. Биодатчик показал: в конце года южнее, где-то в океане ожидается мощное землетрясение. Инюшин обратился к местным ученым с предложением установить свой датчик в Таиланде – наверняка придется эвакуировать людей. Ему дипломатично ответили: у нас, мол, больше 4 баллов никогда не было. Будет, настаивал гость и даже пробился на прием к самой принцессе. Нежная улыбка коронованной особы свидетельствовала о непонимании.

За десять дней до трагедии, когда ее неотвратимость стала несомненной, Инюшин звонил в посольства подверженных ожидаемой стихии стран. Он прямо спросил: «Может, у вас произведен подземный ядерный взрыв?». Он мог бы дать примерно те же всплески биоплазмы, что подступающее землетрясение. «Нет, – ответили в посольстве. – На этот раз взрыва не было». Ответ не успокоил профессора: значит, шарахнет.

Предновогоднее цунами, возникшее вследствие 9,5-балльного землетрясения, унесло сотни тысяч жизней. К сожалению, к предупреждениям профессора почти всюду относятся столь же легкомысленно. Причина в том, что в сейсмоопасных зонах размещены лаборатории классических сейсмологов. Их приборы стоимостью сотни миллионов, а у японцев и миллиарды долларов тоже что-то измеряют. Но прогнозировать землетрясения сейсмологи так и не научились.

Система биопрогнозирования казахского института – «сундук», от которого тянутся провода. Внутри размещаются измельченный горох, семена ячменя, яблонь, дубов, сосен, мышцы лягушки, колонии грибных спор и бактерий и обычная изюминка. Заключенная в «сундуке» биомасса находится в спячке, однако способна выдавать тревожные электросигналы, когда где-либо внутри планеты накопятся критические напряжения, предвещающие стихию. Колебания биомассы круглосуточно записываются приборами. Как только вздымаются пики кривой, живой объект бьет тревогу.

Это означает: скоро какой-то участок суши затрясет. Направление ожидаемого землетрясения вычисляется с точностью до угловых минут, а вот расстояние до эпицентра измерять пока не удается – слишком мало на планете подобных «сундуков».

Система биопрогнозирования казахского института обходится всего в полмиллиона долларов в год. А достоверность долгосрочных прогнозов Инюшина и его коллег – 95%, оперативных же прогнозов по Алматы – 98%. Убедиться в точности приведенных цифр помогли казахские газеты, на протяжении длительного времени публиковавшие инюшинские прогнозы. Цифры попаданий оказались поразительно высокими. И тем более неприемлемыми для узких профессионалов.

В январе 2001 года предсказано землетрясение на юго-западе Индии, унесшее 100 тыс. жизней. Лишь после этой горькой «победы» ученого президент страны распорядился: срочно пригласить Инюшина. В ходе его командировки в Индию биодатчик был установлен в Дели и теперь дает ценнейшие показания. Еще один, четвертый биодатчик (после алматинского, восточно-казахстанского и индийского) установлен в Калифорнии благодаря дальновидности бывшего губернатора Шварценеггера.

Четыре биодатчика существенно повысили точность прогнозов. Хорошо, но мало. Профессор мечтает о том, чтобы сеть его биодатчиков охватила всю планету – тогда удалось бы локализовать прогнозы бедствий и знать, где именно придется эвакуировать людей.

05.05.2012 00:32, Новости Казахстана. Агентство Казинформ


Обратная связь

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *